осень

(no subject)

Посмотрев фильм "American Sniper", речь в котором идет о Крисе Кайле - самом успешном американском снайпере ever, участнике иракской войны, и посмотрев речь его жены, посвященную его памяти (он был убит уже дома таким же как и он ветераном), мне стало еще грустнее от того какие же американцы убогие люди.

Грусть эта возникла в основном из-за интервью жены. Она рассказывает про своего мужа, погибшего мужа, еле сдерживается, чтобы не заплакать, но улыбается. Молодец, Тая, ты крепкая девушка. Но ты почему-то не видишь и не понимаешь, что люди, писавшие тебе слова, используют тебя. Используют, чтобы обманывать таких же, как и ты простых американских убогих граждан.

Все в этой речи просто и понятно. Есть зло, а есть хорошие американские люди, есть оружие и есть другие люди, например, такие как ее муж - Крис Кайл и ему подобные, которые защищают добро (American way) с оружием в руках. И всегда защищали. Со времен Фронтира и борьбы за независимость вплоть до наших дней они исполняют свой долг служения Америке.

Я так понимаю американцы в повседневной жизни примерно такие и есть: простые слова, односложные обороты, простейшие жизненные стереотипы: добро/зло, лузер/виннер, любовь/ненависть. И им невдомек за каких хреном эти бравые честные парни прутся во все мыслимые и немыслимые уголки земли. Почему Америка сует свой нос куда ни попадя. Ведь это не иракцы прилетели к ним на боевых вертолетах и самолетах, а они к ним.

И судя по реакции зала машина пропаганды в Америке благодаря глубочайшей убогости простого американского народа работает вполне успешно. Люди аплодируют, вытирают слезы, рукоплещут великой Америке. И ведь грустно от этого. Один американский же профессор сказал, что среднестатистический американец вряд ли способен прочесть роман американского писателя Набокова "Лолита". Зато они сражаются со злом (pure evil, по выражению жены американского снайпера). Похлопаем и мы этим отважным человекам.
осень

(no subject)

Вопрос, который не дает покоя. Может ли пространство личной экзистенции расшириться на весь мир и заполонить вселенную? Может ли переполненная чаша личного несчастья стяжать не одно только смирение, но и самостоятельную сверх того особую, свою сугубо личную и безразмерную значимость? И дело даже не в том, что смирение - это смирение, а в том, что эта значимость переполняется и отливается в романах, стихах, песнях. Не может не отливаться, иначе не окажется ничего сверх смирения. Вопрос в том может ли оно заполонить вселенную или нет ничего сверх смирения ..
осень

(no subject)

Почему-то совершенно искренне, пламенно и недвусмысленно ненавижу фирму Apple. Ведь по большому счету человек покупает не телефон, а айфон, не планшет, а айпад, не плеер, а айпод. Причем совершенно осознанно покупает. Хочу, говорит такой человек про себя, айфон. И чем больше он хочет айфон, тем сильнее я ненавижу фирму Apple. У меня, видимо, внутри находится уловитель количества проданных яблочных гаджетов.

Встанешь так утром и чувствуешь, еще больше ненавидишь Apple, значит очередной миллион айфонов ушел с молотка. Причем, даже не знаю, откуда такая странная нелюбовь. Пытаюсь даже бороться с этим, убеждаю себя какие они молодцы и как идут впереди планеты всей.

И первые экран большой поставят, и процессор самый быстрый воткнут, а душа как ненавидела, так и ненавидит. Что делать, прямо не знаю. Я даже придумал для себя неразрешимую моральную дилемму: вот подарили мне айфон, буду я им пользоваться или нет? С одной стороны телефон, а с другой ведь все-таки айфон. Звонить можно? Можно. Но ведь противно, как будто в баню одетым придти. Танталовы муки, в общем. Но на то и дилемма, чтобы непросто было.

И еще я постоянно спрашиваю себя: один я такой или нас много? Таится где-то на задворках души робенькая надежда, что кто-то так же искренне и недвусмысленно ненавидит вместе со мной. И теплее внутри становится от таких мыслей. Надежда ведь она потому и надежда, что когда видит, не есть надежда; ибо если кто видит, то чего ему и надеяться?
осень

(no subject)

Решил в просветительских целях ознакомиться с романом "1984" Оруэлла.
В связи с этим возникли два вопроса:
- Был бы счастлив автор, узнай он какой душевной нищетой обернулся мир, победивший тоталитаризм?
- Почему в т.н. мировой культурный фонд вошли произведения порицающие тоталитаризм, но там нет ничего, что бы порицало звериный оскал капитализма и ленивую роскошь обывательской мерзости.
осень

(no subject)

Если бы геометрия вооружалась против наших страстей и наших насущных интересов столько же, как мораль, мы бы не менее ее оспаривали и нарушали, несмотря на все доказательства Евклида и Архимеда, которые третировали бы как выдумки и считали бы полными паралогизмов, а Иосиф Скалигер, Гоббс и другие, писавшие против Евклида и Архимеда, не находили бы себе так мало последователей, как теперь.

Готфрид Вильгельм Ляйбниц.
осень

(no subject)

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать.


Нимёллер Мартин.
осень

(no subject)

Открытие года - Zventa-Sventana. Спасибо youngerson. Пример того, каким должен быть джаз по мотивам народных песен. Уже несколько дней непрерывно слушаю только их.

Правда ролики с ютуба тут же вызывают разрыв шаблона, когда отмарафеченные барышни (штукатурка едва не осыпается под тяжестью собственного веса) поют нечто народное. Ну да ладно, это уже Zeitgeist, постмодерн и .. это джаз!
осень

(no subject)

К вопросу о Zeitgeist. Вспомнилось.
Помнится, самый умный один из самых талантливых студентов МФТИ Физтеха и факультета на котором я учился танцевал на столе на одном из дней рождения. Сейчас: Последние данные о нем: работает в крякерской компании программистов. Никакой науки.
осень

(no subject)